Внезапное творческое озарение

Это естественно, что идея по-детски безмятежного счастья привлекает всех, а в особенности тем, что она легкодоступна. Вступить в мир Дьявола еще во времена средневековья считалось очень легко. Считалось, что дьявольские духи могли принимать человеческий облик. Обычно они появлялись тогда, когда человек разочаровывался в жизни. Принимая привлекательное обличье, Дьявол начинал соблазнять бедного деньгами, гонимого – защитой, несчастного – утешениями, падкого до земных страстей – обещаниями веселой жизни и т.д. Но обратим внимание: черт Достоевского полностью лишен дьявольских атрибутов – это инообличье человека, «чистый ум», язвительно выявляющий чистую природу. Это уже очень книжный черт, детально изучивший Гете, Лейбница, Декарта, Беркли, Фихте, Вольтера. Он говорит вполне как человек, как настоящий коммунист: «Я люблю истину и искренне желаю добра». Как бес-совратитель, он вообще говорит много правильных слов. Иначе – как совратишь? Взамен «Умный дух» всего лишь требует отдать ему свою свободу и полностью покориться ему, а уже его наместники с помощью «меча кесаря» объявят себя «царями земными, царями едиными» и, господствуя, наполнят вашу жизнь «тихим, смиренным счастьем, счастьем слабосильных существ». Впоследствии вы убедитесь, что все люди – всего лишь «жалкие дети», «но что детское счастье слаще всякого». Звучит заманчиво, неправда ли? Но почему же в этом мире нет места свободе? Обратим внимание, что в речах кардинала можно обнаружить сложную систему искусных аргументов для доказательства одной мысли: «Нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать скорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается». Почему же великий инквизитор настаивает именно на этой мысли? Чтобы ответить на данный вопрос, обратимся снова к жизни в мире Дьявола. Люди, покорившись ему, живут в постоянном страхе перед своими владыками, но боготворят их как величайших благодетелей. Люди забывают о своих желаниях, стремлениях и целях, они также легко переходят от состояния ужаса до смеха и веселья. Они отдают духу все, включая совесть, и думают, что живут счастливо, так как им больше ничего не надо решать в этой жизни самим – за них уже все решено. А для всех Великих Инквизиторов мир однозначен и определен: все коренные вопросы жизни тоже уже решены раз и навсегда. Все они циники, уверенно манипулирующие массой, дьяволы в человеческом обличье, завлекающие красивыми посулами «панургово стадо» в пропасть. Постепенно, не имея ни желаний, ни стремлений, ни убеждений, ничего человек, сам не замечая, деградирует и самоуничтожается.

Таково Царство «страшного и умного духа, духа самоуничтожения и небытия» И самоуничтожение личности происходит именно из-за отказа от свободы. Ведь если только человек не отказывается от свободы, он будет иметь свободу выбора. Человек начнет мыслить над проблемой выбора, ставя перед собой определенные задачи, цели и установки. А ведь если человек мыслит, – значит, он существует! Именно так свобода разрушает мир небытия.

Но путь к миру Иисуса Христа тернист и мучителен. Людей, выбравших этот путь к свободе и вечному счастью, поджидают постоянные искушения, проверки его веры. Ведь, как сказал Т. Манн: « Свобода, как, впрочем, и счастье – это не нечто легкое и веселое, а, быть может, как раз наоборот, это самое трудное и строгое в жизни – служение». Ведь когда Бог наделил людей свободой, он наделил их еще и ответственностью, ведь свобода человека, как известно, не безгранична: она заканчивается перед носом другого человека. Многое, как и Иван Карамазов, не хотят принимать ответственность, возложенную на них. Вот поэтому можно сказать, что эта легенда – это притча о «бегстве от свободы», о непосильном бремени свободы, о страхе человека пред выбором. Свобода – это угроза для человека-массы, беспокойство, стресс, внутренний конфликт, отчаяние, страх – вот что хотел сказать Достоевский. Поэтому не все в состоянии принять свободу. Христос лишь указал человеку дорогу к свободе, но зачем она рабам? Подтвердят мою мысль слова И. Бергмана: «Сам человек – мера своей свободы. Путь к ней мучителен, возможностей реализовать ее почти нет». Не выдерживая бремя свободы, люди приносят ее к ногам Дьявола. Таким образом, у человека всегда есть альтернатива: либо выбрать более легкий путь, не выдержав бремени свободы и, поддавшись искушениям, либо идти «против ветра» к своей цели.

Перейти на страницу:
1 2 3 4

Биологически мембраны

Важнейшее условие существования клетки, и, следовательно, жизни – нормальное функционирование биологических мембран. Мембраны – неотъемлемый компонент всех клеток.


Биологические ресурсы

Несколько поколений россиян выросло под бодрые звуки песни "Широка страна моя родная! Много в ней лесов, полей и рек. С тех пор и страна стала не такой широкой, как была, а что происходит с полями и реками - читатель этой книги уже знает. На очереди - сведения о растительном мире, в том числе и о лесах.

Стратегии эволюции и кислород

Испокон веков людей волновал вопрос, как возникли живой мир и они сами. Кажущаяся непостижимость происхождения организмов во всей их сложности и совершенстве неизменно толкала человечество к религии. Действительно, как можно, не прибегая к Создателю, объяснить появление живых существ во всем их необычайном разнообразии?.

Кембрийский парадокс

Примерно 530 миллионов лет назад, в начале кембрийской эпохи, на Земле произошло уникальное событие - внезапно, быстро и почти одновременно возникло множество новых биологических форм, ставших предшественниками важнейших типов современных организмов вплоть до человека.