Паразиты в поисках обеда

Интересны приспособления дигенетического сосальщика (Leucochloridium), паразитирующего в кишечнике насекомоядных птиц. Яйца паразита, вышедшие наружу, попадают на траву и поедаются мелким наземным брюхоногим моллюском янтаркой. Развивающаяся внутри улитки личинка размножается и образует в конце концов своебразный мешок, наполненный молодыми двуустками, – спороцисту. Края этого мешка проникают в щупальца улитки, которые от этого раздуваются, приобретают яркую окраску и начинают ритмически сокращаться. Птицы принимают такие щупальца за насекомых и склевывают их .

Еще один вид дигенетических сосальщиков паразитирует в кишечнике рыб – обитателей коралловых рифов. Личинки этого червя развиваются на колониях коралловых полипов, образуя на определенной стадии яркие розовые наросты на поверхности рифа. Как и в предыдущем случае, рыбы принимают эти наросты за нечто съедобное и скусывают их.

Известны и гораздо более сложные приспособления, благодаря которым паразиты могут совершенно непостижимым образом влиять на поведение своих хозяев. Паразитические черви, развивающиеся в тараканах, делают этих насекомых менее подвижными и осторожными. Тем самым они увеличивают возможность того, что таракана съест какой-нибудь зверек – окончательный хозяин паразита.

Ильные улитки, обитающие на заболоченных низинах Атлантического побережья США, вдруг начинают целыми стаями взбираться на вершины сухих песчаных дюн . Там из их тела выходят личинки паразитических червей, которые проникают в следующих хозяев – членистоногих, называемых песчаными блохами. Окончательный хозяин паразита – птица, склевавшая «песчаную блоху». Вместе с ее экскрементами яйца червя попадают на заболоченное место и поедаются улитками. Но улитки и «песчаные блохи» – обитатели совсем разных биотопов. И паразиты «устраивают им встречу», каким-то образом побуждая несчастных моллюсков покидать привычные для них места обитания2.

Довольно регулярно паразиты, будучи зависимыми от состояния своего хозяина, проявляют своеобразную заботу о его здоровье. В этом отношении совершенно удивителен пример одного вида клещей, паразитирующего на органах слуха ночной бабочки Leucania.

Слух для этой бабочки – очень важное чувство. С помощью своих «ушей» насекомое улавливает ультразвуковые сигналы, издаваемые охотящимися летучими мышами, и таким образом спасает свою жизнь. Так вот, все клещи, поселившиеся на бабочке, скапливаются только с одной стороны, оставляя другое «ухо» нетронутым и таким образом сохраняя своему хозяину шанс избежать смерти в зубах хищника. Ведь гибель бабочки в равной мере невыгодна и клещам! Видимо, уже поселившиеся на насекомом паразиты посылают своим вновь прибывающим собратьям запаховый сигнал – «занимайте только это ухо».

Не менее интересны и приспособления паразитов к отражению атак иммунной системы хозяина на чужеродный белок. Двуустки-шистозомы, живущие в кровеносном русле, захватывают молекулы, принадлежащие хозяину, и носят их на своей поверхности, таким образом маскируясь под организм, в котором паразитируют. Трипаносомы – возбудители сонной болезни – используют другую стратегию. Каждые 5–10 дней они продуцируют новые генерации с измененными иммунологическими признаками. Трипаносомы могут обитать в теле однажды зараженного организма более 20 лет и никогда не образуют генераций с одинаковыми признаками. Некоторые паразитические осы, чтобы избежать атак защитных клеток гусеницы на свои яички, одновременно с ними впрыскивают порцию жидкости, содержащей особый вирус, который разрушает иммунные клетки гусеницы.

Иногда изучение паразитов позволяет установить интересные факты, казалось бы, не имеющие прямой связи с темой исследования. Например, оказалось, что состав паразитов пресноводных амазонских скатов гораздо ближе к тому, что наблюдается у их собратьев из Тихого, а не Атлантического океана. Между тем Амазонка впадает, как известно, в Атлантику, и до сих пор биологи были уверены, что скаты проникли в реку именно оттуда. Геологи, правда, выдвигали гипотезу, что миллионы лет назад, до поднятия Андской горной цепи, бразильские реки текли на запад . И вот эта гипотеза получила неожиданное подтверждение.

Наша статья посвящена только паразитам – животным, питающимся за счет хозяина. Но не следует забывать и о паразитических растениях и грибах. Да и сами формы паразитизма чрезвычайно разнообразны.

Всем известна кукушка – птица, для которой характерен гнездовой паразитизм. Широко распространен у птиц и клептопаразитизм – ситуация, когда одно животное поджидает в засаде удачливого охотника и отнимает у него добычу. Существует понятие социального паразитизма – он известен у некоторых муравьев, похищающих в набегах куколки других видов и превращающих вылупившихся из них особей в своих «рабов», обслуживающих совсем не родственную им семью. А бывает еще и внутривидовой паразитизм, хотя такое понятие и не однозначно. Известный пример – карликовый самец глубоководной рыбы удильщика, просто-таки прирастающий к телу самки и питающийся исключительно за ее счет.

Перейти на страницу:
1 2 3 4

Биологически мембраны

Важнейшее условие существования клетки, и, следовательно, жизни – нормальное функционирование биологических мембран. Мембраны – неотъемлемый компонент всех клеток.


Биологические ресурсы

Несколько поколений россиян выросло под бодрые звуки песни "Широка страна моя родная! Много в ней лесов, полей и рек. С тех пор и страна стала не такой широкой, как была, а что происходит с полями и реками - читатель этой книги уже знает. На очереди - сведения о растительном мире, в том числе и о лесах.

Стратегии эволюции и кислород

Испокон веков людей волновал вопрос, как возникли живой мир и они сами. Кажущаяся непостижимость происхождения организмов во всей их сложности и совершенстве неизменно толкала человечество к религии. Действительно, как можно, не прибегая к Создателю, объяснить появление живых существ во всем их необычайном разнообразии?.

Кембрийский парадокс

Примерно 530 миллионов лет назад, в начале кембрийской эпохи, на Земле произошло уникальное событие - внезапно, быстро и почти одновременно возникло множество новых биологических форм, ставших предшественниками важнейших типов современных организмов вплоть до человека.