Багульник

Один из парадоксов северного болота является багульник: среди изобилия воды — странный кус­тарничек, обнаруживающий все черты устойчивого к за­сухе растения. Снизу листья подбиты ржавым пушком, края их под­вернуты. Эти признаки явно указывают на то, что расте­ние старается изо всех сил экономить влагу. Но поче­му? Ведь ее вокруг предоста­точно — нередко багульник растет рядом с мочажиной, наполненной хрусталь­ной, процеженной мхами во­дой.

Строение растения находится в проти­воречии с его экологией. В чем же здесь дело? Если внима­тельно присмотреться к соседям багульника — кассандре, андромеде и водянике,— то и у них без труда можно найти признаки приспособленности к безводным местам обита­ния.

У багульника удивитель­ная родословная: ее корни уходят аж в Африку.

Можно предположить, что сфагновые болота, возникшие относительно недавно, после отступления ледника — на­дежное убежище для растений, которые оказались вытес­ненными из своих родных кра­ев. Очень трудно жить на бо­лоте: ведь почвы здесь нет — ее заменяют слои живых мхов и торфа. И практически нет конкурентов: жизнь слож­ная, однако никем не стес­ненная.

Это совершенно новое эко­логическое созвучье: болот­ные кустарнички — и багуль­ник и их числе приноровились к жизни им болотах.

Значит, в этих местах внеш­няя форма растений еще не успела приспособиться к внешним условиям? Некото­рые ученые думали именно так. Но ведь наследствен­ность — явление устойчивое. Поэтому не нужно думать, что багульник завтра начнет ме­нять свой вид, стараясь впи­саться в северную природу. Нет, скорее всего и через многие тысячи лет он будет выглядеть так, как сегодня. Может быть, его засухоустой­чивые признаки — это не только бесполезная память об Африке, но и нечто полез­ное растению сегодня?

Над этим можно думать и думать: окончательного отве­та на подобную загадку нет и поныне — есть целым букет гипотез. Одна из них осно­вана на том, что на болоте воды хоть и много, но высшим растениям она недоступна. Ведь там, где залегают корни, очень низкая температура: болото и в жаркие дни дей­ствует как гигантский холо­дильник. Значит, растения просто не могут впитать воду. Не будем принимать это пред­положение за правильное: его надо тщательно прове­рить. Нуждается в проверке и другая гипотеза, связываю­щая необычный облик ба­гульника и его соседей с не­хваткой на болоте азота. Од­нако и гипотеза “азотного голодания” еще не стала общепринятой. Словом, ба­гульник открывает широкую возможность для поиска и на­учного творчества.

Растение знаменито своим сильным дурманящим запа­хом. Есть в нем что-то при­торно-сладкое, навевающее дрему, сон. В малых дозах этот аромат даже приятен, однако долго находиться среди багульника нельзя — разболится голова.

Цветы у багульника вырас­тают в густых щитках. Бы­вало, выйдешь на берег забо­лоченного озерка — и уви­дишь нечто феерическое: ма­леньким белым салютом от­ражается каждый кустик ба­гульника в темной воде. И та­ких салютов очень много! Серебряные вспышки не гас­нут, а медлят в остановлен­ном мгновении. Вот она, сказ­ка севера!

Издревле знает народ о ле­карственных свойствах ба­гульника. Они разнообразны. Северяне при помощи багуль­ника лечат такие болезни, как ревматизм и артрит. Его силь­ный аромат оказывает еще и не изученное по-настоящему воздействие на нервную сис­тему человека. Может быть, и здесь нас ждут серьезные открытия? Вот сколько воз­можностей для поиска откры­вает багульник — очень кра­сивое, загадочное и роман­тичное растение.

Биологически мембраны

Важнейшее условие существования клетки, и, следовательно, жизни – нормальное функционирование биологических мембран. Мембраны – неотъемлемый компонент всех клеток.


Биологические ресурсы

Несколько поколений россиян выросло под бодрые звуки песни "Широка страна моя родная! Много в ней лесов, полей и рек. С тех пор и страна стала не такой широкой, как была, а что происходит с полями и реками - читатель этой книги уже знает. На очереди - сведения о растительном мире, в том числе и о лесах.

Стратегии эволюции и кислород

Испокон веков людей волновал вопрос, как возникли живой мир и они сами. Кажущаяся непостижимость происхождения организмов во всей их сложности и совершенстве неизменно толкала человечество к религии. Действительно, как можно, не прибегая к Создателю, объяснить появление живых существ во всем их необычайном разнообразии?.

Кембрийский парадокс

Примерно 530 миллионов лет назад, в начале кембрийской эпохи, на Земле произошло уникальное событие - внезапно, быстро и почти одновременно возникло множество новых биологических форм, ставших предшественниками важнейших типов современных организмов вплоть до человека.